Любимые произведения детства - вашего и ваших детей?

Отношение ваших детей к чтению...

  • Сами читают и делают это с огромным удовольствие.

    Голосов: 1 14.3%
  • Пока не умеют сами читать, но очень любят слушать когда им читают.

    Голосов: 5 71.4%
  • К сожалению не испытывают тяги к чтению...

    Голосов: 1 14.3%

  • Всего проголосовало
    7

Ева

Первая женщина
#21
"Волшебник Изумрудного города" Это была моя первая книга, взятая в моей первой библиотеке. Я ее не вернула к своему стыду, но не потому что я такая необязательная,а потому что я влюбилась именно в эту книгу. Она была старая и порванная, на обложке был оторван кусок, но все, что было внутри меня завораживало. Она была такая старая - что мне казалось, когдя я ее читаю, воокруг распростроняется тот желтый ядовитый воздух, про который там писали... Очень долго меня мучила совесть, за то, что я ее не вернула, но она до сих пор лежит у меня :)
 

Вложения

Ева

Первая женщина
#22
А помните эту толстенную книженцию? Я ее постояно перечитывала и однажды случайно залила синим фломастером (когда заправляла его одеколоном)... Эти синие пятна стали такие символичные на полной странных загадок истории про дурашливого Незнайку :)
 

Вложения

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#23
Сходила я давеча на родительское собрание. Трали-вали-гусельки, Вася то, Дуся это.... а вот Егор — единственный, к кому у меня нет претензий по русскому и чтению. Весь класс дружно на меня оборачивается. Я краснею, кокетливо прикрываюсь пузом и сползаю под парту. Какое-то первобытное желание оправдываться — мол, да, ну вот такой он у меня уродился, читать любит, все люди, как люди, а мой вот.....
После собрания родители оперативно берут меня в клещи, зажимают в угол и вопрошают дословно следующее:
— А КАК ВЫ ЕГО ЗАСТАВИЛИ ЛЮБИТЬ ЧИТАТЬ?

И вот тут я понимаю, что это кирдык. Потому что вот стоит кучка тетенек под и за 40 и чуть не с блокнотами в руках ждут от меня, малолетки, подробный мастер-класс на тему "Как я заставила своего сына любить книги", заранее готовясь ужасаться драконовским методам. Ибо нормальные они все перепробовали и ни фига не вышло. И я начинаю им на полном серьёзе пытаться объяснить, что нельзя человека ЗАСТАВИТЬ любить. Не важно что. А они — не понимают. Ведь мой сын любит читать? Значит, у меня получилось его заставить?! Диалог получился феерический:
— Ну, при нём постоянно все читают. И я, и муж, и бабушки.... Он это видит и читает сам. Полный дом книг...
— У нас тоже полный дом, папа мой ещё библиотеку собирал, книжки дефицитные тогда были. Три шкафа книг, даже страницы не расклеены - бери, читай. И мы всё время покупаем - и журналы, и детективы... А он всё перед телевизором сидит!
— А у нас нет телевизора...
— ?!
— Совсем. Мы не смотрим. Мы читаем.

Так смотрели первобытные люди на шамана, только что мановением руки остановившего пещерного медведя. Вот он, материнский подвиг! Отказаться от телевизора во имя того, чтоб ребёнок читал! Пойти на такие ужасные лишения!!!

— А что вы вечером делаете?
— Разговариваем, например...
— О чём? Мы вот обсуждаем, что по телевизору видели!
— А мы — у кого что за день произошло. Прочитанные книги. Ещё со зверинцем своим возимся, я вышиваю....
— БЕЗ ФОНА?!
— Нет, почему — музыку включаю, на компьютере.
— А новости?
— Интернет, радио. Да и не особо я интересуюсь новостями-то. Самое важное по радио скажут, а подробности личной жизни звёзд мне неинтересны.
— Ну, как же... не знать, что в мире происходит...

Смотрят уже не как на небожителя - как на опасного психа.

— А как ребёнок без мультиков?
— С диска, на компьютере.
— А многосерийные? Наш вон про человека-паука смотрел, щас про роботов каких-то...
— А зачем они ему? Он книжки читает, они интереснее.
— Ну, не знаю... Как могут быть КНИЖКИ мальчику интереснее роботов?!

Как-как... каком кверху, блин!

— А к компьютеру его не пускаете?
— Зачем, у него свой есть.
— И не разрешаете целый день играть?
— Он сам не хочет, ему не интересно.
— Почему?
— Книга интереснее.
— Книга не может быть интереснее! Это же ребёнок!!!

Вот, я уже мать-ехидна.

— А что он сейчас у вас читает?
— Кассиля.
— Кого?!
— (почти жалобно) Кассиля. Льва... (ну не может быть такого!!! ну, подумаешь, не расслышали, бывает...)
— ЭТО ВРОДЕ ОЧЕРЕДНОГО ГАРРИ ПОТТЕРА?
— ?!
— Ну, там, Лев Касель и Какая-нибудь Комната....

ААААААААААААА, мать вашу!!!! Из 8 человек ни один не знал, кто такой Лев Кассиль!!! НИ ОДИН!!!!!!! Я смогла только жалобно проблеять что-то вроде: да-да, только времён Октябрьской Революции....
(Фан-фик — Гарри Поттер И Великая Октябрьская Революция. Вольдеморт на броневике захватывает телеграф. Дамблдор, обмотанный пулемётной лентой. Снейп с усами на лихом гиппогрифе. Гермиона с пулемётом и в красной косынке. Хагрид в кожаной тужурке и с верным маузером переплавленным из Царь-Пушки. Бандитский атаман Люциус Малфой-Таврический в папахе и тельнике. Аааа, пристрелите меня!!!!).

— И всё-таки - КАК ВЫ ЗАСТАВИЛИ СЫНА ЛЮБИТЬ ЧИТАТЬ?!
— Ну... вот вы любите читать?
— А МНЕ УЖЕ НЕ НАДО! Я УЖЕ ШКОЛУ ЗАКОНЧИЛА, СВОЁ ОТЧИТАЛА!!!

На том и разошлись. Они — домой, к телевизору, как все нормальные люди. Я — домой, к сыну, мужу и зверям. В каменный век, где нет телевизора и есть книги. С расклеенными страницами, а не в качестве престижной дефицитной вещи.

Пойду, что ли, почитаю....

(с)
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#24
оставлю это здесь

Ульф Старк «Георгий и дракон»

Издательство: Albus corvus / «Белая ворона»
Перевод со шведского Ольги Мяэотс, художник Анна Хёглунд
Рекомендуемый возраст: 7+


Настоящий подвиг способен совершить только тот, кто ни о каком подвиге и не думал. Будь внимательным к людям и слушай свое сердце, только тогда сможешь противостоять злобе, страху, зависти и победить любое чудовище.

Всемирно известный детский писатель Ульф Старк переосмыслил старинное сказание о святом Георгии. И рассказал не о храбром воине Георгии Победоносце, а о чутком и добром юноше. Ульф Старк пишет о временах, когда Георгий еще не был святым и жил с отцом и старшими братьями в Каппадокии. Созерцатель и мечтатель с добрым сердцем не искал ни приключений, ни славы. Ему было хорошо в местах, где он родился, и только сны о море и принцессе с синими, как волны, глазами иногда не давали покоя. Георгий не был ни рыцарем, ни героем, но мог отдать то, что имел, тому, кому нужнее, был способен разглядеть в проблеске улыбки истинную любовь и подлинную храбрость, умел следовать зову сердца. Это ли не настоящий подвиг.

Таким же чудаком и мечтателем был и сам Ульф Готтфрид Старк. «Пусть танцуют белые медведи», «Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?», «Моя сестренка — ангел», «Мой друг Перси, Буффало Билл и я», «Чудаки и зануды»... Старк часто приезжал в Россию, и, кажется, ему нравилось здесь бывать — встречаться с читателями, ходить на премьеры спектаклей по своим книгам, рассуждать о детях и литературе. Он рассказывал, что увез из нашей страны сюжет книги «Звезда по имени Аякс». Но на полке с любимыми книгами Ульфа Старка больше, увы, не появится новых историй — 13 июня 2017 года философ, который так здорово умел рассказывать о важном, умер, раскрыв на прощание свой секрет: «Слушай свое сердце».



Цитата из книги «Георгий и дракон»:

— Ну, долго ты собираешься там стоять?
— Нет, — отвечал Георгий.


— Как же ты меня увидел?
— Никого я не видел, — сказал отец. Просто почувствовал твой взгляд. Что же ты медлишь?


— Разве, отправляясь странствовать по миру, не полагается попросить у отца совета на дорогу?

Старик подошел к сыну.
— Я долго живу на свете, — проговорил он, — повидал и горя, и радости, изведал добро и зло. Такова жизнь. Чему я научился? Тому, что лучше всего учиться на собственном опыте. Скажу лишь одно: слушай свое сердце и следуй тому, что оно подскажет.
С этими словами отец опустил забрало на шлеме Георгия.



Кейт ДиКамилло «Райми Найтингейл — девочка с лампой»

Издательство: «Махаон»
Перевод с английского Ольги Варшавер, художник Анна Павлеева
Рекомендуемый возраст: 12+


Книги Кейт ДиКамилло из тех историй, которые взрослые ждут с тем же нетерпением, что и дети, даже если не говорят об этом вслух. «Спасибо Уинн-Дикси», «Удивительное путешествие кролика Эдварда», «Приключения мышонка Десперо», «Как слониха упала с неба», «Флора и Одиссей» переведены на 39 языков, по ним ставятся спектакли и снимаются фильмы в самых разных странах. ДиКамилло умеет говорить с детьми честно и искренне, без фальшивых нот и скрытых нотаций. Она просто рассказывает живые истории, увлекательные и настоящие. А в том, что ее истории западают в душу, и есть магия этой писательницы. Когда Кейт ДиКамилло в 2014 году избрали Национальным послом детской литературы, она сказала о чтении так: «Читая вместе, мы взаимодействуем. Мы вместе открываем мир. Узнаем и познаем друг друга. Чтение дарит не только знания. Знаете, что такое «эмпатия»? Это когда вы можете почувствовать чужую боль. Не просто представить, а именно почувствовать. Исследования показывают, что действительно хорошие книги развивают в людях эту способность, способность к состраданию».



Ее новая книга «Райми Найтингейл — девочка с лампой» о сострадании, взаимопомощи, крепкой дружбе, прощении и любви. Мудрая история о трех девочках, которые решили принять участие в одном и том же конкурсе. Победить в нем для каждой из них не просто важно, а жизненно необходимо. И соперницы, казалось бы, — преграды на пути к заветной цели. Кто бы мог подумать, что за время подготовки девочки неожиданно для себя станут настоящими подругами.

Цитата из книги:

Сама Изабель была крошечная, с седенькими волосами, которые ей заплели в косички и уложили на голове в причудливую корону. Она из-за этого походила на фею-крестную из старинной сказки. Фею с голубыми глазами.

Марта повернулась к Райми и спросила:
— Как тебя зовут, ребенок?


Сначала «дитя», теперь «ребенок». Так ее никогда раньше не называли. То есть она, конечно, знала, что она ребенок, но вот чтоб так прямо в лоб… Впрочем, в этих словах чудилось что-то неожиданно уютное.

— Я Райми.
— Изабель, познакомься, это Райми, — сказала Марта.
— И что? — проворчала Изабель.
— Она хочет почитать тебе книгу о жизни Флоренс Найтингейл.
— Ты бредишь?
— Изабель, ну пожалуйста! Ребенок хочет сделать доброе дело.


Изабель посмотрела на Райми. Взгляд у старушки был ясный, пронзительный. Слепая как крот? Она? Глупости! Да у нее взгляд — рентген.

Райми казалось, что Изабель смотрит прямо внутрь нее, видит до донышка.










Ларс Соби Кристенсен «Герман»

Издательство: «Самокат»
Перевод с норвежского Ольги Дробот, художник Анна Михайлова
Рекомендуемый возраст: 12+


Ларс Соби Кристенсен читателям взрослым известен по атмосферной семейной саге «Полубрат». Идеальный пример скандинавского романа — внешне спокойное панорамное повествование, напоминающее огромный чугунный котел с массивной, наглухо закрытой крышкой, под которой кипят нешуточные страсти. Повесть для подростков «Герман» по силе воздействия взрослой саге ничуть не уступает. Но если в «Полубрате» на все смотришь будто со стороны, то в «Германе» попадаешь прямиком в котел.

11-летний Герман и так бурно, как любой подросток, реагирует на все происходящее в жизни, а тут еще на него сваливается неизвестная болезнь, с которой никто не может справиться. И ладно бы речь шла о физической боли, но дело во внешности, в дурацком парике, похожем на коровью лепешку, в насмешках одноклассников, в жалости той, в чьих глазах хочется выглядеть героем, а не придурком. Ларс Кристенсен очень точно передает состояние подростка, который столкнулся с враждебным миром один на один — здесь и страх, и стыд, и гнев, и растерянность, и много чего еще. Искренние родительские попытки помочь кажутся Герману нелепыми и вызывают раздражение. Мальчику не хватает ни опыта, ни мужества принять ситуацию и найти свой способ справиться с ней. Он набьет немало шишек и наделает немало глупостей, прежде чем сумеет разобраться в себе, в отношениях с близкими и внешним миром.

История Германа написана с теплотой, пониманием и мягким юмором. Проходя вместе с героем долгий путь взросления, переживаешь и за него, и за себя и находишь в себе силы, о которых не подозревал. Книга Ларса Кристенсена, конечно, в первую очередь для подростков, но родителям она даст едва ли не больше. Редко какой текст позволяет настолько точно понять, как именно воспринимаются подростком наши попытки найти с ним общий язык, поддержать и помочь там, где может справиться только он сам.



Цитата из книги:

В мастерской мерзко воняло клеем, у Германа от этого запаха голова сделалась тяжелая и смурная. Клей в большом ведре у батареи выглядел как перегнившее желе. Герман клеил гербарий и предвкушал весну: тогда на Бюгдёй он наберет ветрениц, а на Несоддене отыщутся, если повезет, колокольчики и незабудки. Фанера еще не пришел — он всегда является на урок с опозданием; сидит себе, конечно, в раздевалке и любезничает с уборщицей.

Вдруг рядом с Германом выросли Гленн, Бьёрнар и Карстен.

— А чего ты не на домоводстве с девчонками? — спросил Гленн.

Герман честно хотел поднять на него глаза, но для этого прямо кран нужен, так они отяжелели.

— Связал бы прихватку, хоть задницу подтер, — подхватил Карстен.
— Чего она тебе написала?
— Кто?


Врать так внаглую Герман не большой мастак. С непривычки ему даже показалось, что челюсть отвалилась и болтается как кошелка.

— Руби, придурок.
— Она мне ничего не писала.


Челюсть наливалась тяжестью все сильней и отвисала все ниже, скоро нужен будет костыль ее держать.

— Не финти, вон бумажка, — сказал Гленн и придвинулся ближе.

У него челка ниже глаз, пластинка на зубах, и он утверждает, что может жевать стекло.

— Какая бумажка? А, эта… Мама написала, что в магазине купить.

Нижняя губа уже размером с ванну, голову трудно удержать.

— Ща проверим! — гаркнул Карстен, и вмиг эти трое вывернули Герману карманы. Бьёрнар заинтересовался расческой, Карстен цапнул пять крон, а Гленн развернул записку.

— Тебе нравятся рыжие волосы? С приветом, Руби! — завопил он, от хохота чуть не выплевывая пластинку, и заржал в голос.

Смех вторил отовсюду, все заразились им, и болезнь тянулась и тянулась, а Фанеры все не было. Ветрянка с корью и то получше, подумал Герман, но внезапно смех смолк. Гленн схватил его за руку:

— Так ты любишь рыженьких?

Герман упорно разглядывал носки башмаков и прерывисто дышал. Бьёрнар приставил ему ко лбу железную расческу, как дуло пистолета.

— Тебе нравятся рыжие волосы?
— Рыжие-кочерыжие, — ответил Герман.


Челюсть брякнула об пол, по разбухшей губе в рот полезли какие-то мелкие мерзкие твари и не выплевывались никак.

— Скажи: Руби уродина!
— Руби уродина.
— Скажи: рыжая хавронья, на башке гнездо воронье!


Герман водил пальцем по недоделанному гербарию. В голове что-то дергалось.

— Рыжая хавронья, на башке гнездо воронье.

Гленн расцепил пальцы, но тут же за спиной у Германа вырос Карстен.

— Щас ты сдохнешь!
— Щас я сдохну.
— Говори свое последнее желание.
— Отдайте расческу.


Бьёрнар хмыкнул и вложил расческу в гербарий. Карстен встал караулить у двери, Гленн засунул Герману под свитер кусок картона, а Бьёрнар всадил в него нож, чтобы он торчал из груди.

— Идет! — прошептал Карстен.


Анна Никольская «Я колбасника убил»

«Издательство БерИнгА»
Художник Аня Леонова
Рекомендуемый возраст: 9+


На какое бы сложное время не выпало детство, мальчишки всегда остаются мальчишками. Даже если есть совсем нечего, ноги вечно грязные и голые, за спиной что-то шепчут про сына врага народа и готовы обвинять во всех несуществующих грехах, в голову все равно лезут отчаянные идеи, дурацкие шуточки и дерзкие замечания. Хулиганистый Олежек из повести «Я колбасника убил» — это будущий папа писательницы Анны Никольской, академик и авторитет в науке, который не забыл свои детские истории. Когда Анна начала расспрашивать папу о детстве, оказалось, что озорной смешливый Олежек никуда не делся. Наблюдательная, остроумная дочь собрала его рассказы в изумительную повесть о взрослении в сложные военные годы. Жизнь эвакуированных семей в Сибири, базар, где остатки прошлой жизни меняют на продукты, нищета простых рабочих и сытый лоск снабженцев-тыловиков, жестокие уличные разборки и отчаянное желание выучиться и вырасти «человеком», страхи войны и ликование победы 9 мая 1945 года. Большую историю Анна Никольская показывает глазами мальчишки, которому в начале повести шесть лет, а в конце — десять. Огромное желание стать музыкантом и восприимчивость к красоте музыки не мешает ему восхищаться местным бандитом, а стремление стать пионером не отменяет ненависти к учителю, который настаивает, чтобы мальчик публично отрекся от отца.



«Эта повесть — история моей семьи, — рассказала мне Анна Никольская. — Мой дед — крымский грек, оперный певец и скрипач, сосланный в Сибирь, где стал руководителем хора работников НКВД. Летом 1937 года он поехал на заработки на Черное море. Когда вернулся, бабушка сказала: «К тебе приходили с работы, просили зайти. Ты сходи, а как вернешься — будем ужинать». Это были последние слова, которые дед услышал от бабушки. Он ушел и не вернулся. Несколько месяцев она обивала пороги «органов», пока, наконец, ей не сообщили, что его арестовали по обвинению в организации покушения на Сталина. Бабушка была его на 24 года младше, но так и не вышла замуж, ждала мужа всю жизнь. В 50-е годы пришло извещение, что дедушка умер на лесозаготовках в Красноярском крае. А в 90-е годы папа нашел в архивах КГБ дело дедушки и узнал, что его расстреляли через месяц после ареста в 37-м году».

Анна ничего не сглаживает и не приукрашивает, 40-е годы выписаны с беспощадной честностью, но читатель смотрит на них глазами веселого, озорного, неунывающего Олежека — и повесть получается светлая и оптимистичная, несмотря ни на что.

Цитата из книги:

Я, когда еще в школу не ходил, знал Колбасника. У нас его все знали, вся улица Свердлова. Александр Михайлович Фур был человеком со странностями. Вспыльчивый, как спичка. Поэтому задирать его было — одно удовольствие.

Дразнили Колбасника на слабо. Вот, скажем, идет он по дороге — возвращается домой из школы или наоборот. Ребята его приметят издалека, по-тихому догонят и пристраиваются сзади. Идут гуськом, вразвалочку и щеки надувают.

Колбасник — тучный, с одышкой идет и в ус не дует. Не догадывается, что за ним по улице целая процессия движется. Прохожие смотрят, улыбаются, головами качают, а он им в ответ. Думает, это ему улыбаются, шляпу приподымает. И ребята за ним следом, хотя никаких шляп у них, конечно, нет.











Доведут его до палисадника, а потом кто-нибудь Колбасника за пиджак дернет или ранеткой в спину пульнет — и наутек! Остальные за этим драпают! Бегут, орут во всю ивановскую: «Колбасник жирный-жирный! Как поезд пассажирный!». А Александр Михайлович за ними припускает, портфель у него под мышкой. Он кулаком размахивает и кричит:


— Сволочи! Хулиганы! Убью!

А детворе только того и надо. В них азарту от этих криков еще больше прибавляется.

— Жиромясокомбинат шлет сосиски в Ленинград!
— Как у Фура на носу повар резал колбасу!


И так далее.

— Ну попадитесь мне, гады! — разоряется Александр Михайлович, страшно при этом матерясь.

Он уже весь красный, даже бордовый, пот с Колбасника градом течет. Он встанет на минутку отдышаться, портфель перехватит и опять бежит.

— Я колбасника не бил! Я колбасника убил! — голосят пацаны.

Я все время думал: зачем он за ними бегает? Неужели не понимает, что этим он делает себе только хуже? Ведь других у нас не дразнили, только Фура. А потом я узнал про эту его контузию. Мне сначала жалко Колбасника было — ну, когда его шпана гоняла, — а потом он у нас математику стал вести, и тогда моя жалость постепенно превратилась в злорадство.


Виталий Терлецкий «Король Собака и Император Собака»

Издательство: «Поляндрия»
Художник Алексей Вайнер
Рекомендуемый возраст: 7+


«Есть город. Город Городов. Правит в нем Король Собака — самый лучший в мире король, мудрый и справедливый». Так начиналась первая книга Виталия Терлецкого о Короле Собаке, которая вышла в «Поляндрии» в 2015 году. Повесть для тех, кто любит пофантазировать о других мирах, иных законах жизни и вообще о необычных событиях. В Городе Городов не было места ни войне, ни бедам, но во второй истории о волшебной стране и ее правителе все это появилось. Король Собака отправляется в отпуск совсем ненадолго, но этого хватает, чтобы все пошло наперекосяк. «Все в Городе Городов знают и любят Короля Собаку, и потому у него нет врагов. Но что, если твой самый страшный враг — ты сам?».

Виталий Терлецкий сочинил историю, которая взрослым, возможно, напомнит «Незнайку на Луне» — Король Собака противостоит мошенничеству, коррупции, бедности и безграмотности и ищет способ восстановить свою власть в королевстве. Но там, где взрослые увидят антиутопию, дети найдут лишь сказку о справедливости, увлекательную и захватывающую. Молодой питерский писатель и автор комиксов Виталий Терлецкий по образованию молекулярный биотехнолог — так что без параллельных реальностей и науки в Городе Городов тоже не обошлось. В общем, я не удивляюсь, когда слышу, как мои дети планируют путешествие в Город Городов, чтобы помочь Королю Собаке, — просто иду доставать чистую волшебную футболку оранжевого цвета.



Цитата из книги:

Космос необъятен, космос безграничен. Он бесконечный, он добрый, он очень холодный и тихий. В нем горят далекие звезды. В нем неторопливо вращаются планеты. На много миллионов километров нет ни единой живой души. Король Собака величественно парит в невесомости. Он засыпает.

Ему снится, как где-то очень далеко или очень давно от маленькой голубой планеты отрывается и взлетает на орбиту маленькая ракета. В той ракете человек, он следует великой цели, он счастлив, он полон гордости и чести, и Король Собака чувствует его радость, но также он чувствует и его грусть. А вот двое людей приземляются на крошечную пустую планету, они водружают флаг. Они счастливы, они достигли цели, к которой шли всю жизнь. И Король Собака счастлив вместе с ними. Людей двое, но, несмотря на это, Король Собака чувствует их одиночество. Космос огромен, и посреди него любой почувствует себя ничтожно малым.

Король Собака просыпается, он все еще посреди Вселенной. Он улыбается. Он хлопает в ладоши, раздается хлопок. Но как, ведь в космосе не распространяется звук? Дело в том, что Король Собака больше не в космосе, он снова в своем дворце в Городе Городов. Ничего не изменилось, он все вернул, как было.









Король Собака больше не чувствует усталости. Он улыбается, потому что знает: он вовсе не одинок, ведь он живет не в открытом космосе, его окружают его друзья и близкие.


Король Собака снимает футболку и вешает ее в шкаф. Он ложится в постель и засыпает ровным и спокойным сном. Он будто бы знает, что завтра его ожидают удивительные и необыкновенные приключения. Как и всегда.
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#25
Станислав Востоков «Брат-юннат»

Издательство: Albus corvus | «Белая ворона»
Иллюстрации Веры Цепиловой
Рекомендуемый возраст: 12+


Сегодняшний подросток, начитавшись Даррелла, возможно, просто погуглит остров Джерси (здесь находится частный зоопарк — Парк дикой природы имени Даррелла — прим. ред.) и сядет смотреть Animal Planet. В конце восьмидесятых 14-летний мальчишка из Ташкента так поступить не мог. Ему оставалось или безнадежно мечтать о поездке в кенийский национальный парк Найроби, или прийти в городской зоопарк, остановиться у калитки с надписью «Посторонним вход строго воспрещен!» и, набравшись смелости, спросить: «Рабочие нужны?». Стас Востоков в свое время поступил именно так — и оказался на стажировке в птичьем отделе Ташкентского зоопарка. Как подрезать крылья пеликанам, «начистить клюв» журавлю и вылечить опухшую ногу фламинго? Куда убежала ядовитая гюрза, кто ворует еду у птиц, почему крокодила нашли под батареей и на какого царя похож попугай Помпей Енукидзе? Это только кажется, что жизнь в зоопарке течет лениво и размеренно. На самом деле, покой юному натуралисту только снится. Будни смотрителей зоопарка, птичьи повадки и характеры, всевозможные происшествия наблюдательный Станислав Востоков описывает точно, емко и с неизменным юмором.

— Что главное в работе с опасными животными?

— Войти в клетку? — предположил я.

Сергей покачал головой.

— Вовремя из нее выйти!






Птицы с вредным характером и нелегкая работа помощника смотрителя зоопарка мальчишку не отпугнули: любовь к книгам Даррелла и мечты о кенийском парке только усилились. Позже, обнаружив в конце одной из книг английского натуралиста адрес зоопарка на острове Джерси, двадцатилетний Востоков написал туда письмо. И переписка с сотрудником фонда Даррелла закончилась для будущего писателя четырехмесячной стажировкой в Джерсийском центре сохранения диких животных и проектами по охране редких видов в Камбодже. Так что «Брат-юннат» не только занимательная повесть о животных, но и история о приближении мечты.

Цитата из книги «Брат-юннат»:

Чаще всего я работал на Пруду. В его нижнем водоеме бултыхалась и толпилась по берегам пестрая группа уток: огарей, пеганок, крякв и различных нырков. Верхний обжила сердитая пара черных лебедей, к которым лишь по недоразумению могла залететь какая-нибудь дикая кряква. Разобравшись, куда ее занесло, она в панике вылетала из воды и исчезала под сенью деревьев. Промедли она немного, и ей было бы несдобровать.

В густых зарослях ивняка на склоне между водоемами скрывался отряд похожих на солдат серых цапель. Они появлялись из-за длинных ивовых плетей лишь в час кормления. Цапли быстро заглатывали по нескольку кусков рыбы и снова растворялись среди серебристо-зеленых ветвей.


Остальной территорией владел серый журавль Журик. Он был большим хулиганом. Из птиц отдела Журик доставлял больше всего неприятностей. В какой бы точке Пруда я ни появился и как бы ни старался избежать встречи с журавлем, он всегда оказывался рядом и глядел злыми глазами из-под красной кардинальской шапочки. Обнаружив меня, он начинал ритуальную чистку перьев: топорщил их и, повернув голову назад, перебирал крепким клювом. Для посетителей это была мирная, даже умилительная картина. Но потом происходило такое, что они разевали рты: Журик бросался на меня и начинал клевать. Это было очень обидно! Ведь он клевал того, кто приносил корм! При этом Журик почему-то старался отрезать меня от кормушки, куда я нес мешанку. Чтобы не рисковать, я высыпал корм на землю и перепрыгивал через ограду. Но если расстояние между мной и журавлем было слишком мало, бегство становилось опасным. Чтобы не получить удара в спину, приходилось принимать бой. Понимая, что сейчас Журик нападет, я делал выпад ведром. Журавль, опешив, снова начинал перебирать перья. В этот момент следовало быстро перескочить через забор. Такой маневр в отделе назывался «начистить Журику клюв».



Улла Штойернагель, Ульрих Янссен «Детский университет. Исследователи объясняют загадки мира. Книга первая»

Издательство: «Самокат»
Перевод с немецкого Екатерины Араловой, Александры Горбовой, Елены Леенсон, иллюстрации Клауса Энзиката
Рекомендуемый возраст: 9+

«Почему вулканы плюются огнем?» — с этого вопроса геофизик Георг Маркл начал первую лекцию Детского университета Германии 4 июня 2002 года. Неожиданно для авторов проекта — популяризаторов науки Уллы Штойернагель и Ульриха Янссена — она собрала 400 детей. А сама идея открытых лекций, которые читают детям настоящие ученые, привлекла столько внимания, что через неделю на второй лекции юных слушателей от 7 до 12 лет было уже 900. Как рыбы попадают в пустыню? Почему глаза у нас два, а картинку мы видим одну? Есть ли польза от грозы? Как летучие мыши видят ушами? В старинном немецком университете города Тюбингена взрослые ученые начали всерьез отвечать на вопросы детей: о рыцарях и замках, громе и молнии, мальчиках и девочках, летучих мышах и математике, медицине и спортсменах. Они рассказывают подробно и научно, но при этом захватывающе, образно, логично и увлекательно. По итогам первого семестра в Тюбингене Ульрих Янссен и Улла Штойернагль выпустили книгу с ответами на самые интересные вопросы. И проект оказался невероятно успешным — в 2003 году в Германии, Австрии и Швейцарии начался бум детских университетов — через год их было уже 70. В 2005 году Детский университет Тюбингена был удостоен высшей награды Европейского Союза для научных проектов — премии Декарта. А книга Уллы Штойернагель и Ульриха Янссена «Детский университет» разошлась тиражом более 400 тыс. экземпляров.

Том, который переведен на русский язык, на самом деле уже третий по счету. В нем можно найти массу подробностей об устройстве средневековых замков, выяснить, ходили ли рыцари в школу, и что общего у Люка Скайуокера с Джеймсом Бондом. В разделе, посвященном математике, профессора рассказывают про первые цифры, теорему Ферма и объясняют, будут ли законы математики действовать на планете другой солнечной системы. А в разделе о врачевании доктор медицинских наук описывает, как работает обезболивающее, какими способами в разные века боролись с аппендицитом, меняются ли болезни и зачем на самом деле мыть руки перед едой. Авторам удалось найти верный тон без ненужного заигрывания, избыточного упрощения и снисходительности, которую безошибочно улавливают и презирают дети. Ученые заведомо исходят из того, что даже самые странные детские вопросы заслуживают компетентного ответа (им хорошо известно, как чистое любопытство, не скованное условностями, способно двигать науку вперед). Почему, откуда, как и зачем — в каждом из восьми разделов книги эти вопросы встречаются не раз, но на каждый из них есть ответ.

Хотите знать, как летучие мыши летают на перепонках? Сейчас расскажем.



Цитата из книги «Детский университет»:

Летучие мыши отлично умеют летать, хотя у них и нет перьев. Они летают на крыльях из кожи, как крылатые ящеры — птерозавры. Эта кожа — перепонки на руках и ногах, во сне такие крылья плотно прилегают к телу. Но если животное широко расставит передние конечности, получится большая несущая плоскость, т. е. крыло, которое может создать подъемную силу, достаточную для перелетов. Тонкая крыловидная кожа натягивается в основном между пальцев, а пальцы рук у летучих мышей необыкновенно длинные по сравнению с нашими. Если бы у человека были на руках такие длинные пальцы, мы могли бы почесать большой палец ноги, даже не наклоняясь.

Крылья летучих мышей состоят из живой ткани. Они очень тонкие и пронизаны мелкими мышцами, нервами и кровеносными сосудами. Поэтому, если летучая мышь поранит крыло, оно довольно быстро заживет. Небольшая ранка в крыле затянется через несколько дней. А вот перья птиц — это мертвая ткань, она по своему составу ближе к нашим ногтям, чем к крыльям летучих мышей. В ней содержится то же вещество, которое присутствует в ногтях и в ороговевшей части кожи.







Летучие мыши на крыльях-перепонках — искусные пилоты. Разные виды летучих мышей владеют разными фигурами пилотажа: одни умеют пикировать, другие носятся зигзагами, третьи даже кувыркаются в воздухе. Кроме того, они развивают сравнительно большую скорость, некоторые виды — более двадцати километров в час. Это скорость небольшого мопеда. Летучие мыши не так выносливы в полете, как птицы, но при желании и они могут преодолевать очень большие расстояния. Существуют виды, легко пролетающие от ста до двухсот километров, бывают даже перелетные виды летучих мышей, которые на зиму перебираются в более южные края, как птицы. Считается, что летучие мыши могут даже перелететь океан. Дело в том, что первые летучие мыши на Земле обитали в Европе, Африке и Азии. Сейчас они живут по всему миру, следовательно, однажды им пришлось перелететь Атлантику — правда, скорее всего, по дороге они много раз приземлялись.



Корин Майер, Анна Симон «Эйнштейн. Графическая биография»

Издательство: «Манн, Иванов и Фербер»
Перевод с французского Дарьи Белозеровой, иллюстрации Анны Симон
Рекомендуемый возраст: 14+

Теория относительности в комиксах. Поначалу эта идея кажется нелепой. Но, с другой стороны, пробуют же объяснить суть открытия Эйнштейна в школьных учебниках физики. А уж наглядный графический роман с выразительными иллюстрациями, написанный понятным подросткам языком, точно убедительнее скучного параграфа.



Экономист, историк и писатель Корин Майер уже издала десять с лишним нонфикшн-бестселлеров и явно умеет обращаться с текстом (в 2016 году она даже вошла в список «Самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира» по версии ВВС). А молодая художница Анна Симон училась иллюстрации в одной из самых престижных школ Франции и получила приз «Молодому таланту» на Международном фестивале комиксов в Ангулеме. Вместе они нарисовали графическую биографию гениального Альберта Эйнштейна — от первых школьных опытов по физике до эмиграции в Америку, от первого озарения до Нобелевской премии, — захватив и взгляды ученого на религию, и его личную жизнь, и участие в гражданских акциях. Вот Эйнштейн — серьезный ученый-физик, вот рассеянный отец двух сыновей, вот флиртующий за обедом донжуан: «Все в мире относительно, кроме вашей красоты».

Ценнее всего в этом графическом романе не остроумно написанная биография великого физика, а легкость, наглядность и изящная простота иллюстраций, поясняющих суть его сложных теорий. Некоторые из них определенно стоило бы поместить в учебник физики — подросткам трюки на скейте демонстрируют неразрывность времени и пространства явно нагляднее формулы в рамочке.









Русе Лагеркранц «Мое сердце прыгает и смеется»

Издательство «КомпасГид»
Перевод со шведского Марии Людковской, иллюстрации Эвы Эриксон
Рекомендуемый возраст: 7+


Было бы неправильно ограничиться в этой подборке только книгами для средней и старшей школы. В конце концов, у учеников начальной школы тоже каникулы. И хотя им пока задают читать не Данте, а мифы Древней Греции и сказки Пушкина, все равно должна быть под рукой книжка, где «прям про меня», вроде «Рассказов про Франца» Кристине Нёстлингер или «Эллы в первом классе» Тимо Парвелы. И Русе Лагеркранц написала как раз такую историю.

«Мое сердце прыгает и смеется» — вторая книжка про девочку Дюнне, которая живет в Швеции, учится в первом классе и считает себя счастливой. У нее даже есть специальная тетрадка — «Моя счастливая жизнь», где она описывает счастливые моменты (о том, что там уже записано, можно узнать из первой истории про Дюнне).


© пресс-служба издательства «КомпасГид»
Две одноклассницы Дюнне, Викки и Микки, которые все друг за другом повторяют, однажды разом влюбились в Кюдде и захотели выяснить, кто же из них нравится ему больше. А Кюдде прошел мимо обеих и на глазах всего класса подарил жвачку Дюнне. Обиженные Викки и Микки решили отомстить своей «обидчице» и пустили в ход все гнусные школьные приемчики. Как на такое реагировать, Дюнне еще не знает — и каша заваривается еще та. К счастью, Дюнне в любой ситуации умеет находить радостные моменты, когда сердце прыгает и смеется, и ей всегда есть, что записать в заветную тетрадь.

Даже в небольшой повести Русе Лагеркранц умеет создать хорошо знакомую атмосферу школьной жизни, где на переменках и происходит все самое важное. Ей удается описать переживания и озарения так, что детское сердце доверяет, а взрослое — прыгает и смеется от радости узнавания. И это не просто субъективное ощущение. Русе Лагеркранц — лауреат престижных премий имени Августа Стриндберга и Астрид Линдгрен. В Скандинавии, да и в Европе в целом, иметь их обе — высшее достижение для детского писателя.












Цитата из книги «Мое сердце прыгает и смеется»

Как только прозвенел звонок на перемену, Викки и Микки набросились на Кюдде.

Скажи, что я тебе нравлюсь! — закричала Викки.

Нет, скажи, что я! — закричала Микки.

Кюдде ничего не сказал, а просто стряхнул их с себя и ушел. Охота ему тратить время на такую ерунду, когда он должен тренироваться — забивать голы.

Правда, скоро он вернулся.

Но не для того, чтобы болтать с Викки и Микки.

Он хотел сказать, что ему нравится…

…Дюнне. А потом достал из кармана жвачку и угостил ее.

И снова ушел тренироваться.

Если его команда проиграет хоть один матч, Кюдде страшно влетит от папы. Может, даже тренеру влетит, такой у него строгий папа.

Дюнне понюхала жвачку. Она пахла малиной.


Энн Файн «Дневник кота-убийцы. Все истории»

Издательство: «Самокат»
Перевод с английского Дины Крупской, иллюстрации Алисы Юфа
Рекомендуемый возраст: 9+


«Ой, да ладно, я вас умоляю. Да, я убил птицу. Ну так повесьте меня! В конце концов, я же кот. По сути дела, это моя работа — подстерегать в саду пухлые, нежные — ням-ням — пернатые пирожки, которые с трудом перепархивают с одной живой изгороди на другую. И что, скажите, мне было делать, когда один такой утыканный перьями малыш прямо-таки ринулся мне в пасть? Говорю вам, он приземлился мне на лапы. Он мог меня поранить!»






Стоит только открыть дневник саркастичного кота-убийцы по имени Таффи, прочесть его уморительные комментарии по поводу хозяев и всевозможных происшествий, совершенно незначительных на фоне вальяжной кошачьей жизни, — и все, пиши пропало. Оторваться невозможно. Чертов кот разговаривает с тобой так, как не позволит себе ни одна собака. Он дерзит, иронизирует, обдает презрением и при этом вызывает всю гамму чувств от восторга до обожания.

В новой книге собраны сразу все истории Кота-убийцы. И его мегапопулярный дневник, и эпическое возвращение, и день рождения, и даже новые рассказы про побег из дома и про то, как Таффи влюбился. Ясное дело, вести дневник коту-убийце снова помогала англичанка Энн Файн — одна из самых известных современных британских авторов, обладательница двух медалей Карнеги и ордена кавалера Британской империи. Но все-таки без разбойничьей харизмы самого Таффи и его кошачьего взгляда на мир и на людей даже у Энн Файн ничего бы не вышло.

Цитата из книги «Дневник кота-убийцы. Все истории»:

День был ужасный. Кошмарный. Дождь лупил в окна. Завывал ветрище. Поэтому Элли растянулась на ковре и принялась листать альбом.

— О-о-ой, пап! Помнишь, это когда ты шлепнулся в грязную канаву. (Там ему самое место, если хотите знать мое мнение.)

— О-о-ой, мам! Пойди сюда, глянь! У тебя такая шикарная прическа. (Для жителя планеты Безвкусица, может, и впрямь шикарная. Но не для землянина.)

Элли взвизгивала и попискивала, как мышонок, а я всякий раз подскакивал за корзиной для мусора. В конце концов мне это надоело. Пойду-ка, думаю, отсюда. И тут она снова заверещала:

— Ой, это же Таффи! Какой ми-и-и-иленький, правда?

Я обернулся, чтобы испепелить ее взглядом из серии «Это вы про меня?». Даже не заметила.












Взахлеб ворковала:


— Мам, ну мам, ну погляди же, какой Таффи симпатичный!

Не собираюсь сгорать от стыда и придумывать себе оправдания. Я был в те времена пушистым комочком. Я был котенком. Котята все милашки.

Элли обнаружила еще один снимок.

— Ой, глядите! Таффи такой потрясный!

Тут я не выдержал — стало любопытно. Подошел посмотреть. Да, это, без сомнений, был я: огромные доверчивые глаза и целое облако младенческого пуха вокруг головы. Эдакая слащавая мордашка с поздравительной открытки — из тех, что дальняя родня присылает вашей мамочке на день рожденья. Меня чуть не вырвало. А Элли ткнула в надпись под фотографией и прочла ее вслух.

«Наш очаровательный котик. Родился 31 октября».
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#26
5 важных детских книг, которые стоит прочесть взрослым

Александра Литвина, Анна Десницкая «История старой квартиры»

Издательство «Самокат»



«История старой квартиры» — одна из самых значимых книг этой зимы, возможность откровенно поговорить с детьми и друг с другом о нашем общем прошлом. На ее разворотах — сто лет истории нашей страны, показанные через быт, детали, еду в московской квартире Муромцевых, куда семья переехала в октябре 1902 года. Каждый разворот — важное событие, о котором рассказывает кто-то из членов семьи. Рождество 1914-го, победа в Великой отечественной, смерть Сталина в марте 1953-го, полет Гагарина в космос и так далее, вплоть до июня 2002-го. Жизнь в квартире меняется вместе со страной, и каждый предмет добавляет к общей истории что-то свое. Черный ход для прислуги и сундук кухарки, пресс-папье и пенсне доктора, буржуйка и талоны на керосин, примус и доска для стирки, фотографии с вырезанными лицами, маскировочные шторы, промокашка и чернильница, радиола и пишущая машинка «Эрика»











Александра Литвина, автор текста:

«Эта книга сложилась несколько необычно, идея пришла к художнику, Ане Десницкой, и она пригласила меня в качестве соавтора. Когда мы начинали, сразу знали, что это будет книга об истории семьи и будут значимые для нас даты, через которые придется пройти всем жильцам нашей квартиры. Потом мы согласовали с издательством, что будет одна большая иллюстрация и рассказ, а вслед за ними — еще один энциклопедический разворот с мелочами. Поскольку нас двое и у каждого есть свои важные вещи, которые хотелось показать, иллюстрации и текст все время вступают между собой в диалог, и это очень важно. Все вещи в книге подлинные, мы собирали их с большой любовью. Аня любит вспоминать, как мы долго не могли найти тапочки, которые были в 37-м году, а для меня знаковым предметом стал «вечный календарь», металлический, переворачивающийся. Мы надеемся, эта книга поможет родителям показать детям свои памятные вещи, что-то рассказать. В России и в некоторых европейских странах есть даже такой термин «молчащее поколение» — поколение, которое в силу разных причин не рассказывало своим детям почти ничего о своем прошлом. И мы очень хотим, чтобы эта книга стала поводом для родителей, бабушек и дедушек поговорить с детьми, вспомнить свои семейные истории, показать свои ценные памятные вещи, потому что так мы даем ребенку понять, кто он такой. Эти семейные истории и легенды, они ведь, как правило, не только о предметах, они о надежде, о том, как человеческое достоинство побеждает в сложных ситуациях. Это могут быть печальные истории, романтические истории, которые мы можем рассказать ребенку, а потом это даст ему внутренний ресурс для противостояния каким-то сложностям или, наоборот, поможет ему в счастливые времена».


«Елка. Новейшее издание для подарка в стихах и прозе»

Издательство «Лабиринт Пресс»



Еще одно издание, которое может стать любимой зимней семейной книгой и совершенно точно порадует не только детей, но и взрослых. Очень подробный, бережно и с любовью сделанный сборник, посвященный зимним праздникам в России конца XIX — начала XX века. На каждой странице подлинные факты и художественные истории, новогодние секреты и немного волшебства. «Елка» продолжает удивительную историческую серию «Книга + эпоха», поэтому на каждом развороте внимательный читатель найдет массу подробностей о том, как праздновали Рождество и Новый год. Тут и святочные рассказы, и подлинные письма, и подробные описания детских елочных затей и поделок из старинных журналов, и всевозможные предновогодние хлопоты и семейные забавы прежних дней.











Екатерина Бунтман, главный редактор издательства «Лабиринт Пресс»:

«Наша елка сразу начинается с подарков — здесь в конверте под обложкой лежат комические маски: Пьеретта и усач, а еще старинные елочные игрушки XIX века из трех крупнейших русских коллекций. В книге нам встретятся еще несколько таких, их надо будет отыскать и потом можно вешать на свою, совершенно современную елку. Но главное в книге, конечно, художественная составляющая. Все художественные рассказы и стихи, собранные здесь, — это та бесценная литературная основа, вокруг которой мы и пляшем, и наряжаемся. В книге семь глав. В первой, которая называется «Веселье без елки», рассказывается о святочных традициях, о том, как проходили славления и кого обычно изображали ряженые, как отмечали семейный торжественный Васильев вечер и какими были гадания и колядки. Следующая глава посвящена истории елки: откуда пришел в Россию обычай наряжать хвойное дерево к Рождеству и чем так важна была иллюстрация к первому изданию сказки Гофмана «Щелкунчик». А дальше елочные базары на площадях, шорох бумаги для золочения орехов и все необходимое для наиболее изящного украшения, в том числе рецепт медовых пряников. И вот уже она, наша красавица-елка в полном блеске святочного убранства. Мы рассказываем подробности семейных праздников, забав и маскарадов и историю главной праздничной песенки «В лесу родилась елочка», показываем наиболее желанные подарки и говорим о прообразе нынешнего щедрого Деда Мороза. А в конце книги вы увидите, каким представлялось будущее сто лет назад. На что надеялись люди накануне нового 1912 года и какие подарки просили у Рождественского дедушки».


Юлия Яковлева «Краденый город»

Издательство «Самокат»



«Краденый город» — вторая книга из цикла исторических «Ленинградских сказок» журналиста и писателя Юлии Яковлевой. Год назад ее «Дети ворона» — история о сталинском терроре, написанная в жанре магического реализма — стала главной детской книгой ярмарки Non/Fiction и событием в отечественной детской литературе. До Яковлевой никто не решался превратить нашу недавнюю историю в мрачную сказку — слишком близко, слишком больно, слишком страшно. У Юлии же получилось найти верное соотношение магического и реального, которое позволяет использовать историю ХХ века, годы войны и репрессий, как фон для разговора с подростками о страхе, смелости, мужестве и правде. В «Детях ворона» внезапный ночной отъезд папы и исчезновение мамы и младшего братишки, про которых соседи шепчут «Ворон унес», превращаются не только в страшное испытание, но и в настоящее приключение семилетнего Шурки и девятилетней Тани. И получается, что именно с помощью магического реализма можно точнее всего донести до современных подростков ключевые этапы советской истории и передать, как работает искаженное идеологией сознание. «Ленинградские сказки» позволяют не разумом понять исторические факты, а на себе прочувствовать, как в атмосфере страха мгновенно искривляется привычная реальность, лишая человека семьи, друзей, памяти и даже имени.

В «Краденом городе» Шурка, Таня и Бобка стали на три года старше, они живут в Ленинграде вместе с тетей Верой. Денег, конечно, не хватает, и вместо летнего лагеря приходится околачиваться в душном городе, но в целом жизнь как-то наладилась. Почему же постепенно нарастает ощущение тревоги, что это за странный ночной прохожий, которого случайно встречает Таня?

«В этом взгляде не было ни злобы, ни опасности. Но было что-то такое, отчего Таня почувствовала холодную черную ночь внутри. Незнакомец отвернулся. Протянул руку к дому, небрежно начертил на стене крестик — и пошел дальше. «...» Брест, Житомир, Киев, Севастополь, Каунас он прошел давным-давно, самыми первыми. И еще много других городов. Но работы у него было все еще невпроворот. Телега его скрипела, не отставала. И все так же была невидима. «…» Страна была большая. В то утро — двадцать второго июня — у него было очень много работы».

Юлия Яковлева пишет так, что пространство искривляется вроде бы в романе, но кольцо блокады постепенно сжимается вокруг читателя. Реальность все уплотняется, и на Ленинград надвигается самая страшная, самая голодная блокадная зима, все тяжелее двигаться, путаются мысли. Дом Тани, Шурки и Бобки разбомбили, в квартире, где они живут теперь, бесследно исчезают соседи, а все вокруг кажется враждебным, даже мебель. Словно сам город следит за людьми, угрожает им, пытается избавиться от тех, кто поселился на руинах чужой, краденой жизни. Юлия Яковлева обходится без цифр, норм хлеба или перечисления страшных фактов, но, когда читаешь «Краденый город», в комнате почему-то становится очень холодно, даже если остальным жарко, и все время хочется есть. А в темноте за обычной картиной виден вход в Туонелу — пугающий мир, где время остановилось и отчетливо слышен скрип телеги странного серого человека.

Карина Добротворская, автор книги «Блокадные девочки»:

«Есть страшные сказки, а «Краденый город» — сказка бесстрашная. Николай Чуковский писал отцу, что только гротеск может рассказать о том, что происходит в блокадном Ленинграде. Юлии Яковлевой удалось прорвать жанровую блокаду вокруг этой темы. Ее сказка — отчаянный гротеск, смешение сна и реальности, страха и покаяния, жанровых схем советской приключенческой литературы и психологических травм каждого ребенка, выросшего в Ленинграде».


Кэти Остлер «Карма»

Издательство «Розовый жираф»



Это книга об Индии, причем не открыточной и туристической, а настоящей, сложной, шумной и опасной, состоящей из предрассудков и веры, любви и ненависти, нищеты и богатства. На этот раз настоящую Индию показывает нам не брутальный Лин по прозвищу Шантарам, а пятнадцатилетняя девочка Майя. У нее, впрочем, тоже два имени. Майей ее зовет мать-индуска, дочь брахманов, а отец-сикх называет Дживой, и каждый из них считает свою религию более правильной и по-разному учит дочь. Майя-Джива не хочет быть ни индусской, ни сикхом, она родилась в Канаде, куда родители сбежали сразу после свадьбы. Ей хочется быть обычным канадским подростком в джинсах, хихикать с подружками и сплетничать о мальчиках, но почувствовать себя своей не очень-то получается — в школе нет больше ни одной девочки в сари. Ее родители так и не прижились в Канаде, а мать так отчаянно тоскует по родине, что даже любовь к мужу и Майе не может удержать ее среди живых. Убитый горем Амир вместе с дочерью летит в Индию, чтобы развеять прах жены над священными водами Ганга. Но это октябрь 1984 года. И впервые на родине Майя-Джива оказывается в самый неподходящий момент — в день, когда телохранители-сикхи убивают премьер-министра Индиру Ганди. На улицах начинается кровавая резня и погромы, страну захлестывают ненависть и паника. В страшном хаосе отец и дочь теряют друг друга — и девушка остается одна. Ей придется отрезать волосы, прикинуться мальчишкой (хорошо, что Джива и мужское имя тоже) и научиться делать выбор и выживать.

Кэти Остлер рассказывает историю Майи-Дживы в странном ритме белого стиха: то сухим телеграфным стилем, то напевным слогом священных текстов, чередуя дневниковую исповедальность с отстраненной афористичностью. Голоса героев сливаются, перебивают друг друга, кричат и шепчут. И в итоге неизбежно слышишь больше, чем они рассказывают. Слышишь то, чего не хочется, но стоит знать о ксенофобии и межнациональных конфликтах, чтобы понимать их природу и уметь противостоять мороку.




Марина Козлова, главный редактор издательства «Розовый жираф»:

«Это просто бомба! Книга вышла в серии «4-я улица» в потрясающем переводе Дмитрия Карельского. И это важно, потому что написана она в очень необычной дневниковой форме, но при этом читается на одном дыхании. Там три дневника — два одного человека и третий другого — и из них мы узнаем историю девушки, мать которой индуска, а отец — сикх. Родители, поженившись, сбежали из Индии, и девочка выросла в Канаде. Она, обычный канадский подросток, возвращается в Индию в тот самый момент, когда убивают Индиру Ганди и начинается страшная резня. Невероятно красивая и поэтичная книга, очень откровенная, в которой все время страшно за 16-летнюю девушку, чья жизнь оказалась вывернута наизнанку. И дневник дает ощущение полной причастности. Например, есть момент, когда они выходят из самолета в Индии, и на нее обрушивается множество запахов, шума, голосов людей — и ты все это чувствуешь. Написано и переведено все так, что видишь и мальчишку, который настойчиво предлагает ей чай, и извозчика, который сбивает ее с ног, и отца, совершенно преобразившегося на родной земле. Я очень рада тому, что книга вышла именно в этом чудесном переводе, это большая удача».


Ребекка Дотремер «Маленький театр Ребекки»

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»



«Маленький театр Ребекки» — книга чистой красоты и невероятных историй, которые можно придумывать бесконечно. Ведь если позволить себе провести в маленьком театре Ребекки Дотремер хоть немного времени, волшебство родится само собой. Можно подложить под любую страницу белый лист — и начать историю. А можно листать книгу с последней страницы — и вырезанные тончайшим лазером ажурные иллюстрации будут соединяться друг с другом в объемные картины, а из коротких фраз прямо на глазах рождаться сказка. Оригинальные рисунки Ребекки Дотремер будоражат воображение, не случайно она стала самым узнаваемым и популярным современным французским художником-иллюстратором.








Ребекка не ограничивает свою фантазию и предлагает читателю совсем другое видение привычных персонажей. Она позволяет себе рисовать принцесс не чопорными красавицами, а сложными барышнями с неординарной внешностью и непростым характером. Она принимает приглашение в Страну чудес Льюиса Кэрролла и делает ее еще более абсурдным и необычным местом. Она наряжает Сирано де Бержерака в японское кимоно, а барашка закутывает в многослойные платки — а «публика в ответ сметает ее книги с прилавков».




В «Маленьком театре Ребекки» собраны все герои, которых когда-либо рисовала Дотремер, и они ждут только одного — когда вы поднимете занавес и начнете представление.
 
#28
Наблюдая Новый Золотой Век мультипликации и "детской" литературы всё реальнее осознаю откуда берутся те представители уже не Homo сапиенсов, что приходят в школы.
Что можно воспитать на этой ботве?
 
#29
Наблюдая Новый Золотой Век мультипликации и "детской" литературы всё реальнее осознаю откуда берутся те представители уже не Homo сапиенсов, что приходят в школы.
Что можно воспитать на этой ботве?
Ну если рассматривать отечественную анимацию, то возможно.
А Дисней/Пиксар как радовали как и радуют.
Книги да. Но всегда же можно читать классику ребенку. Хотя что Карлсон, что Винни Пух, что Муми-тролли - все очень упорото. А Чуковский так вообще такое чувство что по на курке писал. Но мелкой нравится.
Сейчас вот читаем Алису Кира Булычева) Всем интересно, и язык не ломаешь как в случае с Винни Пухом, и мозг, как в случае с муми-троллем.
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#30
Господи! Боже мой! (Vlad, прости что всуе, будучи атеистом имя Господа упоминаю) Какая жуткая хуйня! Ужас!
Зачем вам это? От безделья?
Как бы вам объяснить... есть люди, которые не тратят свое время на чужие женские (мужские тоже) письки и свободное от этого время посвящают чтению.
Чтению книг детям в том числе. Вот вы когда последний раз книгу ребенку перед сном читали? Воот...)
А мы с детьми перечитали уже все, что можно и возможно даже то, что нельзя. Поэтому любая информация о новой литературе будет крайне полезна.
Я её здесь сохраню (под рукой), а потом отфильтрую и переработаю, что из представленного выше заслуживает внимания. Возможно информация будет полезна не только мне, поскольку привыкла делиться и всегда приглашаю своих друзей на интересные мероприятия, куда собираюсь сама... :)
Ну, если вам прям так интересно для чего ЭТО здесь...

Хотя думаю, для вас это всего лишь повод выипнуться, простите показать свой боГХатый внутренний мир... как и в случае других :)
 
#31
Как бы вам объяснить... есть люди, которые не тратят свое время на чужие женские (мужские тоже) письки и свободное от этого время посвящают чтению.
Чтению книг детям в том числе. Вот вы когда последний раз книгу ребенку перед сном читали? Воот...)
А мы с детьми перечитали уже все, что можно и возможно даже то, что нельзя. Поэтому любая информация о новой литературе будет крайне полезна.
Я её здесь сохраню (под рукой), а потом отфильтрую и переработаю, что из представленного выше заслуживает внимания. Возможно информация будет полезна не только мне, поскольку привыкла делиться и всегда приглашаю своих друзей на интересные мероприятия, куда собираюсь сама... :)
Ну, если вам прям так интересно для чего ЭТО здесь...

Хотя думаю, для вас это всего лишь повод выипнуться, простите показать свой боГХатый внутренний мир... как и в случае других :)
Простите за нескромность и убогость внутреннего мира, а деткам сколько лет?
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#32
Простите за нескромность и убогость внутреннего мира, а деткам сколько лет?
Прощаю.
Младшему пять с половиной. Старшему девять.
Старший прекрасно читает сам, но по-прежнему любит вместе с младшим слушать, когда я им читаю перед сном.
 
#33
а как у ребят с самостоятельным чтением? помнится из рассказов мамы у меня в 4 года фонарик отбирали чтоб читал в нужное время а не по ночам под одеялом.
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#34
Посетуйте лучше детские книги. Что ещё из детской литературы заслуживает по ВАШЕМУ мнению внимания, чем развивать никому не нужную демагогию. А то что все вокруг дураки и неправильно живут это итак понятно.
 
#35
развивать никому не нужную демагогию. А то что все вокруг дураки и неправильно живут это итак понятно.
луна не в той фазе? ;) или гороскоп совпал?
про современную литературу и мультипликацию ты легко можешь прочитать немного выше. Хотя для Вас это видимо выипон и демонстрация внутреннего мира, а вовсе не мнение о "творчестве" маргиналов.
 

Росна

Модераторы
Команда форума
#37
о! сразу пришла мысль - Ален, старшему может уже мушкетеров можно почитать?
 

Floret

Скользящая по...
Команда форума
#38
Здесь до обнуления форума на год, было много рекомендованной литературы. Все, что мы читали. И все пропало... полностью весь год.
И теперь настал период, когда подхожу к полке с книгами и понимаю, что все уже зачитано до дыр. И даже то, что в читалке.
Лежит ещё не читанная Хроники Нарнии, но вот странно пока не хочется... мне не хочется ее читать. Тут же тоже вдохновение нужно, иначе буду зевать и спать.
Ходячий замок тоже пока не тронут. Остальное перечитали.

о! сразу пришла мысль - Ален, старшему может уже мушкетеров можно почитать?
Немного позже. Я сама читала его после десяти, пусть ещё пару лет полежит.
У меня мысль появилась перевезти от дедушки библиотеку приключений, которую сама читала... Фенимора Купера, Жюль Верна, Конан Дойля... Загвоздка в том, что они оба слушают: и малой и старший, и будет ли младшему интересно?
А так думала им Шерлока Холмса почитать или Последнего из Могикан =) Но пока нужен более детский сюжет.
 

dudu

Известный деятель города
#39
Для Floret: Книжки я читал детишкам последний раз лет 18 назад. У меня их трое. Старшему - 34 (недавно навестил, познакомился со "сватами" канадскими), среднему 25 -здесь в Венгрии живет. Мент-оперативник, бабам нравится жутко. Морда у него хитрая, как у актера А.Делона. И доченька Николет (22), на третьем курсе университета Corvinus в Будапеште, на гос.стипендии. Отличница и жуткая общественница, активная как спермотозоид-лидер.
А стишки и сказки им всем читал в детстве. И русские, и австро-венгерские. Было дело. С завода приеду, усталый как собака (работа и учеба, подтверждение диплома на венгерском(!!!!!!!!) языке, возьму на руки дитё, сердце кровью обливается, глаза слипаются от недосыпа, а я сказочку ему читаю из ярко оформленной книжки.
 

Росна

Модераторы
Команда форума
#40
Здесь до обнуления форума на год, было много рекомендованной литературы. Все, что мы читали. И все пропало... полностью весь год.
И теперь настал период, когда подхожу к полке с книгами и понимаю, что все уже зачитано до дыр. И даже то, что в читалке.
Лежит ещё не читанная Хроники Нарнии, но вот странно пока не хочется... мне не хочется ее читать. Тут же тоже вдохновение нужно, иначе буду зевать и спать.
Ходячий замок тоже пока не тронут. Остальное перечитали.


Немного позже. Я сама читала его после десяти, пусть ещё пару лет полежит.
У меня мысль появилась перевезти от дедушки библиотеку приключений, которую сама читала... Фенимора Купера, Жюль Верна, Конан Дойля... Загвоздка в том, что они оба слушают: и малой и старший, и будет ли младшему интересно?
А так думала им Шерлока Холмса почитать или Последнего из Могикан =) Но пока нужен более детский сюжет.
да на мушкетеров меня Бенин ответ натолкнул, твоему еще рановато, ага :D А вот помню раньше была серия книг про Томека, брат маленьким зачитывался, что-то там тоже про индейцев
вот, вроде это http://www.toybytoy.com/book/Adventure_s_Tomec
Кстати, читали "В пещерах мурозавра", "Приключения Карика и Вали"? Желтый чемоданчик еще.